Под кайфом и в смятении

В этом смятении она вышла в раздевалку. Одеваясь, поймала себя на новой изобличающей мысли, что увидится с ним в стареньком рабочем платье. Мелькнуло желание пробежать незамеченной домой 1 переодеться^ но станет ли он ждать на ветру? И она заторопилась. Сержант потерял уже всякую надежду, дал себе последний срок—еще пятнадцать минут, после чего решил направиться к Саенко. Клеть выбросила новую партию учеников ФЗО. Увлеченный разглядыванием молодых шахтеров, он не расслышал сдержанных, легких шагов за спиной.

Обернулся, вскочил и снова опустился на скамью. Перед ним стояла красивая, но совершенно незнакомая девушка. Только теперь, вглядевшись >в ее лицо, он узнал и синие глаза и прихотливый изгиб пухлых губ. Девушка тоже с притаенным дыханием разглядывала сержанта. Он был такой же и не такой, каким она знала его прежде. Черты лица не изменились, но духовная зрелость, наложившая свою печать, делала его одухотворенным, по-новому привлекательным. Чтото хорошее шевельнулось в груди Даши, и она бессознательно, движимая этим чувством, слегка заикнувшись, сказала:Она застыдилась вдруг огрубевшей, не девичьей руки, поспешила осторожно ее высвободить.

Непредвиденный интеллект: методология и особенности

Начало см. в журнале «Знание — сила» №№ 7 и 8)ГРИГОРИИ Матусов, гвардии сержант и кавалер шести боевых орденов, шагал на Молодежную с нелегким сердцем. Дома, в городе, он не нашел той части Родины, которая чаще всего снилась ему в беспокойных солдатских видениях. Стоял на месте покалеченный, но уже возрожденный наполовину город, приняли его в объятия истосковавшиеся родители, нашел даже кое-кого из друзей детства, но все это было не то: не хватало заветного уголка, к которому за тысячи километров тянулись невидимые нити его сердца.

Представлялся ему этот уголок всегда одинаково: дощатый клетчатый забор, за ним — тенистый, разросшийся по косогору балки сад и на фоне зелени нескладная, на редкость угловатая фигура девушки подростка с неизменно сердитым взглядом. Только иногда, внезапно обернувшись в ее сторону, он успевал улавливать в пристальных зрачках теплые, даже зовущие точки. А встречались они по нескольку раз на день: отец Григория много лет работал на Молодежной, жили в казенном бараке, наискосок от усадьбы.

23 марта 1876 года Павел Яблочков получил первый в мире

Марта 1876 года Яблочков получил в Париже патент на свою «электрическую свечу». Свеча Яблочкова состояла из двух параллельных углей, расположенных вертикально. Между ними находился разделяющий угли слой каолина. Наверху для зажигания свечи прикреплялась тонкая запальная пластиночка, которая при включении тока раскалялась и зажигала дугу между углями. Равномерное сгорание обоих углей было обеспечено применением переменного тока. При горении дуги легко испарялась промежуточная каолиновая прослойка.

Яблочкова не требовала никакого регулятора и никакого ухода. Горение каждой электрической свечи Яблочкова продолжалось до двух часов. Изобретатель помещал несколько таких свечей под один общий колпак, и, по мере сгорания одной свечи, в работу автоматически включалась другая. Широкая демонстрация в Париже свечи Яблочкова неизменно вызывала всеобщий восторг. Электрическую свечу Яблочкова назвали «русским светом», «русской свечой». Парижские и лондонские журналы и газеты того времени, рассказывая о великом изобретении русского инженера П. Яблочкова, писали: — Свет приходит к нам с севера, из России.

Дмитрий Иванович Менделеев

Однажды осенью 1875 года, во время окончательного «промышленного опыта» по производству соли, в одном из электролитических сосудов нечаянно коснулись друг друга параллельно расположенные угли. Вспыхнула яркая электрическая дуга. Нужно было немедленно выключить ток, ибо бурлящая жидкость угрожала гибелью дорогому аппарату. Но ни у Яблочкова, ни у Глухова не хватило сил оторваться от чудесного зрелища ярко горевшей дуги. Именно в этот момент у Яблочкова мелькнула мысль:. «А если расположить угли дуговой лампы именно таким образом?

И регулятора никакого не нужно!»Это и был момент изобретения знаменитой «электрической свечи».    *Вскоре Яблочков выехал из Москвы, чтобы попытать счастья заграницей. За отсутствием средств Яблочкову не удалось добраться до Америки, где он хотел продемонстрировать на выставке изобретенный им электромагнит. Яблочков оказался в Париже и, чтобы обеспечить свое существование, поступил на работу в мастерскую известного механика физических приборов Антуана Бреге.

Яблочков Павел Николаевич

П. Н. Яблочков отличался широким кругозором, выдающимся изобретательским талантом, оригинальным подходом к исследованию и решению сложных технических проблем. Он был пламенным патриотом своей Родины и ненавистником невежественных властителей царской России. ‘ПАВЕЛ Николаевич Яблочков родился сто лет тому назад — 26 сентября 1847 года. Уже школьные товарищи и педагоги саратовской гимназии, в которой учился Яблочков, заметили в нем талант изобретателя.

Едва исполнилось 12 лет, когда он придумал угломерный инструмент, которым охотно пользовались крестьяне всего уезда. Однажды, возвратившись после каникул в гимназию, П. Яблочков привез проект своего нового измерительного прибора, отсчитывающего расстояние в зависимости от числа оборотов колес кареты. Пятнадцатилетним юношей Яблочков поступил в петербургский частный пансион, чтобы подготовиться к поступлению в Военноинженерное училище. Окончив училище, он в чине подпоручика служил в Киевском саперном батальоне.